Демократы в США специально дождались ослабления карантина, чтобы спровоцировать массовые беспорядки. Однако они вряд ли добьются успеха на президентских выборах, считает политический обозреватель Анатолий Вассерман

Анатолий Вассерман

— Анатолий Александрович, как вы считаете, то, что окончание противокоронавирусных ограничений состыковалось в моменте с началом масштабных протестов, — это просто совпадение? Или, возможно, таким образом выходит накопившаяся за время карантина психологическая усталость?

— Скорее всего, это действительно выход накопившейся усталости, но не только. В общем-то не секрет, что в Соединенных Государствах Америки довольно часто убивают при задержании. Также не секрет, что преступность среди негров на душу населения там в разы больше, чем среди белых, поэтому и вероятность убийства негра при задержании там достаточно велика. И если бы это был стихийный протест, то он вполне мог бы разразиться и значительно раньше.

— То есть это чья-то запланированная акция?

— Судя по тому, как раскручивают этот протест тамошние деятели Демократической партии, а также средства массовой рекламы, агитации и дезинформации, работающие на стороне Демократической партии (а там львиная доля таких средств), то массовая истерика раскручена именно в интересах Демократической партии, чтобы предотвратить победу республиканцев на предстоящих президентских и парламентских выборах 3 ноября.

А все шло к тому, что эта победа должна была стать совершенно сокрушительной, и других средств предотвратить ее у демократов просто нет. И с учетом всего этого я полагаю, что демократы совершенно сознательно ждали послабления карантинных правил, чтобы иметь возможность учинить по-настоящему массовые беспорядки и безобразия.

— Это касается только США, или борьба условных глобалистов и консерваторов имеет место и в других странах, где вспыхнули протесты?

— На то они и глобалисты, чтобы учинять безобразия повсеместно.

— У них есть шансы на реванш?

— К сожалению, да. Но тут есть одна тонкость. [Президент США, кандидат от республиканцев ДональдТрамп рассчитывает на свой, что называется, ядерный, базовый электорат. Есть изрядное количество избирателей, придерживающихся сходных с ним взглядов, и от всех этих безобразий они только укрепят свою поддержку Трампа.

Вообще в Соединенных Государствах Америки довольно интересный расклад: некоторые из этих государств на протяжении уже нескольких поколений голосуют за одну и ту же партию. А там избирательная система построена так, что президента выбирают, по сути, не отдельные избиратели, а именно государства. В каждом из 50 государств каждая из партий выставляет свой список выборщиков, и участвуют в выборах президента выборщики из того списка, за который подано больше всего голосов. А число выборщиков в каждом из государств равно числу депутатов вот этого государства в обеих палатах Федерального Собрания.

В верхней палате — Сенате — по два депутата от каждого из государств, в нижней — Палате представителей — по одному депутату от каждых 300 тысяч человек (на практике это число несколько колеблется, поскольку избирательные округа не переходят через границы государств). И получается, что голоса в малых государствах весят на выборах несколько больше, чем больших, поскольку эти двое из верхней палаты для малого государства — большая доля, чем для большого.

С учетом всех этих нюансов получается, что решающую роль на президентских выборах играют примерно десяток государств из 50, потому что примерно по два десятка стабильно голосуют за одну из партий: два десятка — за демократов, два десятка — за республиканцев.

И в 2016 году Трамп выиграл благодаря тому, что всю свою агитацию сосредоточил в этом самом десятке колеблющихся государств, в то время как его противница от Демократической партии [ХиллариРодэм — мы ее знаем по фамилии мужа [БиллаКлинтон (хотя он на самом деле тоже не Клинтон — он Блайт, а Клинтон он по отчиму) — свою агитацию вела практически одновременно во всех 50 государствах, поэтому львиную долю средств, которыми она располагала, и в первую очередь своего времени, которым она располагала на агитационные поездки, она потратила по сути впустую.

— То есть и в этот раз Трамп намерен сыграть на этих «колеблющихся» государствах?

— Да, насколько я могу судить, сейчас массовые беспорядки происходят в тех государствах, где большинство власти составляют демократы, и в тех городах, где власть у демократов. И, глядя на это, колеблющиеся государства, похоже, склоняются как раз на сторону Трампа. Поэтому, даже если он не применит силу и демократы по-прежнему будут кричать «Трамп слабак! Трамп ничего не может!», это их не спасет.

Но посмотрим, конечно, как будут развиваться события — общественное мнение вообще довольно переменчиво, но пока похоже на то, что именно эти беспорядки убеждают большинство жителей колеблющихся государств голосовать за Трампа.

— Такая тактика работает только на президентских выборах?

— В парламентских выборах расклад несколько иной, но очень похоже на то, что если так дела пойдут и дальше, то на парламентских выборах демократы утратят свое нынешнее большинство в нижней палате. Поскольку опять-таки значительная часть избирателей в колеблющихся государствах отдаст свои голоса за республиканцев.

Слишком уж очевидна роль демократов в нынешних массовых беспорядках, а большая часть избирателей — люди, не стремящиеся к беспорядкам, а, наоборот, желающие спокойной жизни. Это относится и к Российской Федерации, и к Украине.

Другое дело, что не все выполняют свои обещания. В частности, в Украине именно в силу того, что львиная доля граждан Украины русские по культуре, языку, любой, кто хочет числиться деятелем независимого государства, вынужден действовать против интересов большинства избирателей. Но сами избиратели голосуют за более или менее спокойную жизнь.

— Это касается и Европы?

— Это касается всех. Протестует всегда явное меньшинство, и вопрос только в том, будет ли большинство сочувствовать тем, кто эти протесты подавляет, или решит вовсе не вмешиваться в ход событий.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews