С одной стороны, «Северный поток-2» всё больше из идеи превращается в реальность. Минприроды России в начале декабря направило в природоохранные ведомства всех заинтересованных стран официальное уведомление о завершении в Российской Федерации международных процедур, связанных с экологической оценкой строительства этого газопровода. Анатолий ВассерманНо практически одновременно из-за океана пришла новость, чётко говорящая о том, что американцы готовы грудью стоять на пути реализации проекта. Трудно понять иначе такие слова: «Американское дипломатическое ведомство не будет исходить из того, что данный проект удастся реализовать». Ясно, что у кого-то «напрасные хлопоты»: или у нас, если американцам удастся результативно задействовать ресурс своих агентов в европейских элитах; или у американцев, если европейцы отстоят собственные интересы.

Конечно, американцы вполне откровенно давят на Европейский Союз, пытаясь ослабить его экономику. Причём давят уже не первое десятилетие, а по меньшей мере лет 30. Собственно — зачем давят?

Сейчас в мире главное производственное звено выглядит так: американское конструкторское бюро и китайский завод. Причём за право производить у себя изделия, разработанные в Соединенных Государствах Америки, Китай да и, собственно, все страны со сравнительно дешевой рабочей силой вынуждены платить столько, что самим Соединенным Государствам эта продукция достается фактически бесплатно. То есть понятно, что за неё производителям платят, но через механизм лицензионных отчислений эти деньги немедленно возвращаются в Соединенные Государства. Ну а Китай или, скажем, Вьетнам наверстывают своё, торгуя теми же товарами на других рынках. У этой схемы есть одно уязвимое звено. А именно — в Европейском Союзе тоже хватает конструкторских бюро. Поэтому с того самого момента, как американцы начали вывод своих промышленных производств в регионы дешевой рабочей силы, их преследует один и тот же кошмар — что будет, если Китай начнет взаимодействовать не с американскими, а с европейскими конструкторскими бюро? Понятно, что в этом случае уже европейцы будут получать лицензионные отчисления. Если эти отчисления будут чуть меньше, чем требуют американцы, то, естественно, это будет очень выгодно самим производителям из того же Вьетнама. Тогда уже Соединенным Государствам придётся платить «за себя и за того парня». Поэтому вывод рабочих мест из Соединенных Государств сопровождается разнообразным — точнее разнобезобразным — экономическим и политическим давлением на ЕС именно ради того, чтобы ослабить его и он больше не имел возможности содержать собственные конструкторские бюро, достаточно крупные, чтобы представлять интерес для восточных производителей. Вот это — первопричина множества событий, представляемых непонятными именно потому, что они по природе своей проистекают из агрессивной корысти Америки. И Соединенные Государства пытаются эту агрессивную корысть хоть как-то замаскировать.

В данном случае борьба идёт даже не столько за то, чтобы американские добытчики сланцевого газа и сланцевой нефти получили какую-то прибыль. Надо сказать, что по ряду серьёзных физических и географических причин добыча сланцевой нефти всегда будет стоить в разы больше, чем добыча нефти из классических песчаниковых месторождений. К газу это тоже относится. То есть американские нефте-газодобытчики могут получать какой-то доход из сланца на своем внутреннем рынке, экономя на транспортных расходах, но заведомо не могут заработать ничего реально выгодного на экспорте. А особенно на экспорте сжиженного газа, поскольку по фундаментальным физическим причинам транспортировка сжиженного газа всегда будет обходиться в несколько раз дороже, чем перекачка того же количества газа по трубопроводам. Поэтому даже очень большие капитальные вложения в строительство газопроводов быстро окупаются. Итак, чисто экономическими средства американцы всё равно не смогут заработать на рынке Западной Европы, потому что их издержки гарантированно останутся неприемлемо велики. С физикой спорить довольно трудно. И поэтому основной для американцев смысл всей этой затеи — поднять издержки западноевропейских производителей и таким образом снизить их конкурентоспособность до такой степени, чтобы они не могли содержать в значительных количествах собственных разработчиков. Такова стратегическая цель американцев. То есть дело тут даже не в газе как таковом — дело именно в ослаблении европейской экономики в целом.

Поэтому американцы естественным образом вынуждены исходить из того, что газопровод «Северный поток-2» не удастся построить, потому что это единственный для них шанс сохранить денежный поток, идущий в их страну от продажи товаров, производимых в других странах. Но то, что они из этого исходят, ещё вовсе не означает, что это у них получится. Потому что сами западноевропейцы могут с полным правом цитировать слова, сказанные монахом Варлаамом в корчме на Литовской границе в «Борисе Годунове»: «Я давно не читывал и худо разбираю, но тут уж разберу, коль дело до петли доходит». Когда ставится под угрозу заработок не отдельных отраслей (которые всегда можно поддержать перераспределением ресурсов внутри страны), а экономики в целом, я думаю, что протрезвеет даже Меркель.

Что касается экологической стороны «Северного потока-2», то с самого начала было понятно, что по этой части предъявить к нему претензии просто невозможно. Ведь совершенно аналогичные претензии предъявлялись к «Северному потоку-1», и сейчас уже не только разнообразные эксперты, в том числе и реально знающие что-то, но и конкретная практика эксплуатации этого газопровода доказала, что все «эколожеские» фантазии были необоснованны. Понятно, что после такого выдвинуть к «Северному потоку-2» экологические претензии можно только для того, чтобы очень ненадолго затянуть строительство. Ненадолго, потому что если в первый раз экспертизы ещё требовали каких-то серьёзных исследований, то для вторичной экспертизы вполне достаточно ссылки на уже накопленный опыт. Было совершенно ясно, когда начинали эту возню с экспертизами, что это делается исключительно для затягивания времени, но не для каких-то реальных результатов.

Ну а что касается того, что «Северный поток-2» ослабляет позицию Украины как транзитёра — да, это правда. С этим, собственно, никто и не спорит. И это опять же в интересах не столько Российской Федерации, сколько Европейского Союза. Нам совершенно незачем давить на Украину — она сама себя раздавила, отказавшись от работы на рынке Российской Федерации по многим серьёзным направлениям. Российский газ на Украину сейчас поступает через словацких посредников и, соответственно, обходится Украине значительно дороже. Насколько именно дороже — точно неизвестно, эти числа официальная Украина старательно скрывает. Но понятно, что, по меньшей мере на пятую, а то и на четвертую часть дороже, чем при прямых поставках. Поэтому нам давить на Украину не зачем. А вот для ЕС доминирующая позиция Украины на западноевропейском газовом рынке — это полная и очевидная катастрофа. Потому что Украина ещё во времена президента Ющенко очень активно злоупотребляла этим своим доминирующим положением, устраивая так называемые газовые войны, у которых было, по сути, две цели. Первая — официально заявленная — это обеспечить себе сравнительно дешевые поставки газа из Российской Федерации, чего, кстати, не удалось. Обе газовых войны заканчивались тем, что газ для Украины значительно дорожал.

Но вторая причина, с точки зрения тогдашней власти над Украиной, существенно более важная — это показать Европейскому Союзу, в чьих руках находится газовый кран и тем самым добиться от Европейского союза политики, более выгодной для Украины. Это в какой-то мере удалось, хотя и в довольно незначительной. Следует признать, что этой цели газовые войны достигли. Но одновременно они показали самому ЕС, насколько уязвимо его положение. А поскольку было также вполне понятно, что Украина политически подконтрольна Соединенным Государствам Америки и эта демонстрация силы ведётся в значительной степени в интересах Америки, то понятно, что газовые войны вызвали прежде всего у самой Западной Европы желание избавиться от украинского газового шантажа. И именно поэтому возникла идея газопровода «Северный поток», и именно поэтому власти Европейского Союза продавили его сквозь все политические препятствия, в том числе сквозь те, которые выстраивала проамериканская часть ЕС — в первую очередь Польша, но не только она. И, учитывая опыт создания «Северного потока-1», я практически уверен что «Северный поток-2» также будет создан, независимо от усилий проамериканских структур в Западной Европе.

Кстати, напомню что крупнейшая в Западной Европе проамериканская структура — это, собственно, сама Европейская комиссия, то есть правительство Европейского Союза. Эта комиссия уже многократно показывала, что действует в интересах не столько самого ЕС, сколько Соединенных Государств Америки. И, тем не менее, ломая сопротивление Европейской комиссии, уже один раз удалось продавить новый газопровод и, скорее всего, удастся и на сей раз.

популярный интернет



comments powered by HyperComments

Еще по теме

Популярное Видео




Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели