СПИД – это не страшилка прессы, а действительно страшная опасность. Числа, описывающие количество носителей ВИЧ в России, ужасают. В нескольких регионах в разное время устраивали сплошные проверки на СПИД, чтобы оценить, насколько велика скрытая часть этой опасности. И получилось, что в официальную статистику попадает только четверть больных.Анатолий Вассерман Так что если у нас в стране миллион зарегистрированных носителей вируса, то можно предположить, что не зарегистрированных ещё миллиона три. Это, конечно, чудовищно много. Ещё и потому, что, как известно всем эпидемиологам, при определённом числе заболевших дальнейшее распространение болезни идёт лавиной.

Что касается Екатеринбурга, то это город, находящийся на пересечении нескольких транзитных путей наркоторговли и там, соответственно, значительно выше, чем в среднем по стране, концентрация всех групп риска. И наркоторговцев, а значит, и наркоманов, и лиц, занимающихся сексом беспорядочно, а то и профессионально. Поэтому в Екатеринбурге концентрация больных существенно больше средней по стране на всём протяжении отслеживания статистики по СПИДу. И, к сожалению, так было бы даже при нормальном руководстве городом, а нынешний руководитель вызывает множество вопросов и у горожан, и у своих коллег в других крупных городах. Так что, боюсь, он не сможет наладить медицинскую борьбу с этой болезнью на надлежащем уровне. Тут вся надежда на федеральную систему.

Что касается федеральных системы, то было бы в высшей степени важно, чтобы нынешнее руководство системой здравоохранения отказалось от либерального лозунга «Медицина – часть сферы услуг». Понятно, что большая часть тех, кто нуждается в услугах медицины по части наркомании или СПИДа, сами за этими услугами не обратятся, а чаще всего и не в состоянии их оплатить. Медицина – это вообще не услуга, это производство наиважнейших средств производства – а именно людей, – и подходить к ней надо с производственным мерками. В частности, это производство, как и любое другое, должно охватывать максимальную часть потенциальной зоны своей деятельности. То есть лечить надо всех, в том числе и за казённый счёт, потому что гораздо дешевле вылечить за казённый счёт одного больного туберкулёзом, гепатитом или СПИДом или добиться, чтобы один носитель СПИДа вёл здоровый образ жизни за казённый счёт, чем лечить потом тех, кого он заразит.

Так что для борьбы с любыми эпидемиями, в том числе и с эпидемией СПИДа, идея «Медицина – сфера услуг» заведомо абсолютно неприемлема. Но боюсь, что тут придётся разбираться уже со всем экономическим блоком правительства, поскольку идея «Здравоохранение – услуга» – часть либерально-экономической теории, уже четверть века разрушающей наше хозяйство. Эпидемия СПИДа в основном проявляет очевидный недостаток нашей правящей экономической теории, но вряд ли в обозримом будущем можно будет всё её исправить. Тут, как говорится, менять надо не прокладку, а всю систему.

О связи наркотики – СПИД – социально-экономический уклад. Конечно, наркомания теснейшим образом связана с лозунгом «Всё хорошо, на чём можно заработать». И даже сейчас, когда за это зло взялись всерьёз, то и дело мы узнаём, что кто-то из обязанных бороться с наркоманией сам предпочитает на ней зарабатывать. И это вновь и вновь напоминает, что идея рынка, не замутнённого разумом, пагубна для всех, включая её проповедников. Чем скорее мы от неё откажемся и вернёмся к осознанным форматам хозяйственной деятельности – когда не каждый за себя и один чёрт за всех, а общество рассматривается как единое целое и действует в общих целях, – только тогда мы можем надеяться на победу над множеством социальных болезней, включая тот же СПИД.

И ещё один момент. Он касается другого веяния, которое пришло к нам одновременно с наркотиками с Запада – сексуальных извращений. Насколько мне известно, вирус иммунодефицита человека не проникает через неповреждённые слизистые оболочки, но очень легко и охотно проходит через малейшие травмы. Есть несколько форм секса, чреватых такими травмами, и наиболее опасная, причём для обеих сторон – это анальный секс. Соответственно, реклама гомосексуализма, несомненно, способствует распространению этого вируса. Это, на мой взгляд, вполне достаточные основания для того, чтобы не только запретить рекламу гомосексуализма среди несовершеннолетних, что нашим законом уже предусмотрено, но и принять меры повышения безопасности для совершеннолетних, в том числе и путём запрета такой рекламы.

Кто-то из тошнотворческих личностей считает, что это ущемляет его свободу, возмущается «цензурой». Вспомним о Райкине, режиссёре спектакля «Все оттенки голубого». Не мешало бы его для начала отправить на какое-то время в клинику для больных СПИДом на последних стадиях. Если он после этого ещё будет настаивать, что гомосексуализм – это нормально, тогда надо обязать его включать в свою «творчу» (от слова «порча») материалы из того, что ему довелось увидеть во время пребывания в клинике.

История показывает – в том числе история средневековых эпидемий чумы, например, или оспы, или проказы, – что когда вопрос о выживании народа становится так остро, как он встал сейчас в России, то общество начинает защищаться методами жёсткими, тоталитарными, непопулярными. Пришло ли уже время для таких методов в борьбе со СПИДом и другими социальными заболеваниями? Полагаю, что пока нам вроде бы ещё должно хватать мирных средств, но вовсе не исключаю, что я слишком оптимистичен.

Популярный интернет

comments powered by HyperComments

Еще по теме

Ростислав Ищенко (новое видео)
Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели