В США бьются над новой версией санкций против России. Еще в середине июня была одобрена поправка для расширения экономических ограничений, однако к консенсусу американские чиновники так прийти и не смогли. Мало того, что республиканцы не могут договориться с демократами, так еще и Белый дом начал критиковать проект.

Анатолий ВассерманЧто характерно, в предлагаемом законопроекте одним из пунктов является возможность конгресса блокировать действия президента Дональда Трампа, если он решит снять санкции в одностороннем порядке. Это, как указывают эксперты, и является одним из главных вопросов.

Однако, как же так получилось, что Америка не может договориться по внутриполитическим делам и, более того, ставит под удар внешнеполитические амбиции, если следовать словам Сандерс? Об этом в интервью Накануне.RU рассказал публицист, политический консультант Анатолий Вассерман.

Вопрос: Не считаете ли Вы, что ситуация с принятием санкций в США – как пистолет, наведенный на свою ногу, но еще не выстреливший?

Анатолий Вассерман: До недавнего времени было принято считать, что, при всех разногласиях основных американских политических сил во внутренней политике, они придерживаются практически единой позиции в политике внешней. Но в последнее время наметились очень серьезные расхождения и в этой сфере. Дело в том, что и при младшем Буше, и в еще большей степени при Обаме обнаружилось, что политика, нацеленная на глобальное доминирование Соединенных Государств Америки (СГА), дает им не только пироги да пышки, но и синяки да шишки. Причем пироги да пышки выпадают на долю одних групп, а синяки да шишки – на долю других групп населения (и, как показали последние выборы, значительно более многочисленных).

Конкретно расклад выглядит так: с одной стороны, принята модель глобального разделения труда, при которой целые страны принуждают к узкой специализации на немногочисленных видах деятельности, что позволило СГА вот уже четверть века потреблять примерно вдвое больше, чем они производят.

А с другой стороны, это глобальное разделение привело к тому, что в большей части стран большая часть населения оказалась вытеснена из общественно-полезной деятельности, оказалась не у дел, в том числе в самих СГА. Если разобраться в тонкостях «накруток» их внутренней статистики, оказывается, что менее половины трудоспособного населения делает хоть что-то осмысленно. А остальные – либо вовсе без работы, либо выполняют работу, результаты которой заведомо никому и ни для чего не нужны.

Вопрос: Это как-то сказалось на внутренней обстановке в Америке?

Анатолий Вассерман: С учетом всех этих обстоятельств, во-первых, в самих СГА катастрофически упала мораль. Во-вторых, становится понятно, что если бы люди, насильственно вытесненные из трудовой деятельности, вновь в нее вернулись, то это, в конечном счете, принесло бы пользу не только каждому из этих людей по отдельности, но и стране в целом.

Поэтому на президентских выборах 2016 г. впервые за многие десятилетия столкнулись две принципиально разные концепции внешней политики. Одна нацелена на сохранение прежней системы глобального разделения труда и, соответственно, на доминирующую роль самих Соединенных Государств. Причем доминирующую настолько, чтобы они могли, как и прежде, навязывать свою волю всем, кто вообще в мире существует. И вторая концепция – это отказ от глобального разделения труда и наращивания собственного производства, даже если это поначалу выглядит невыгодным в чисто коммерческом смысле, поскольку долгосрочные перспективы такой политики должны быть выгоды для страны.

Первую позицию на выборах представляла демократическая партия во главе с Родэм (ну, она по мужу Клинтон, хотя на самом деле и он сам не Клинтон, а Блайт, Клинтон – это фамилия отчима). А другую позицию представлял Трамп, но при этом не республиканская партия как единое целое. Внутри республиканской партии значительную часть влиятельных политиков составляют как раз те, кто нацелен на сохранение глобального разделения труда и, соответственно, глобального доминирования Соединенных Государств.

И вот сейчас именно это большинство республиканской партии ставит палки в колеса собственному президенту. Если бы республиканская партия полностью сплотилась вокруг него, то он бы продавил изменение глобальной политики, и это бы, еще раз повторю, в конечном счете, сказалось положительно и на самих СГА.

Вопрос: В чем причина этого?

Анатолий Вассерман: Дело в том, что Соединенные Государства Америки имеют самый короткий в мире цикл выборов. Там каждые два года проходят парламентские кампании. Переизбирается вся нижняя палата федерального собрания и треть верхней палаты. Плюс к тому, переизбираются по аналогичной схеме законодательные собрания всех 50-и Соединенных Государств по отдельности. И каждые вторые парламентские выборы совмещены еще и с президентскими.

Черчилль когда-то сказал, что политический деятель думает о следующих выборах, а государственный деятель – о следующих поколениях. Так вот избирательная схема СГА напрочь подавляет государственных деятелей и выдвигает на первый план политических, принципиально неспособных думать ни о чем прочем. И именно потому сейчас эти деятели ради своих сиюсекундных – даже не сиюминутных – интересов пытаются отнять у президента многие права, предоставленные ему конституцией и законами, в частности, пытаются отнять у него право самостоятельно решать, с какими государствами в какой мере сотрудничать.

Именно это стоит за внесенной недавно в закон о санкциях против КНДР поправкой, запрещающей президенту Соединенных Государств самостоятельно отменять какие бы то ни было санкции. И по этой поправке право отменять санкции полностью передается в верхнюю палату федерального собрания, которая, по конституции, делит с президентом ответственность за внешнюю политику. Теперь получается, что одно из ключевых полномочий во внешней политике законодатели собираются полностью отнять у президента. И сделано это именно потому, что в данный момент в СГА президент и законодатели придерживаются разных позиций.

Вопрос: Но ведь Трамп и законодатели и не относятся к одной партии?

Анатолий Вассерман: В принципе такое не раз бывало, что президент принадлежит к одной партии, а большинство в парламенте – к другой. Но сейчас случай уникальный: большинство в обеих палатах принадлежит к той же партии, к которой принадлежит и президент, но эта партия отвергает его политику. И сейчас могут быть приняты, к сожалению, очень многие решения, вроде бы, выгодные кому-нибудь из американских политиков в краткосрочной перспективе, ориентированной на следующие выборы, но способные подорвать позиции следующих поколений.

Это, конечно, очень страшно для них, но, боюсь, что в сложившихся условиях именно вот эта принципиальная неспособность американской политики к дальновидным решениям может принести еще очень много разрушений.

Вопрос: Это очень страшно для них – а для нас?

Анатолий Вассерман: Что касается того, как это скажется на нашей стране – в краткосрочной перспективе практически никак, поскольку мы на самом деле способны самостоятельно сделать все, чему американцы пытаются помешать с помощью своих санкций. Или в крайнем случае мы это сделаем чуть позже, зато надежней, но главное – восстановим при этом собственное производство, способное сделать еще и многое другое.

Но в долгосрочной перспективе это для нас невыгодно, потому чем дольше продлится нынешняя система глобального разделения труда, тем больший ущерб она успеет нанести всему миру – в том числе и нашим потенциальным партнерам. То, что нас сейчас санкциями выталкивают из этой системы, – это нам, конечно, полезно, ибо мы получаем возможность задействовать в общественно-полезной деятельности большую часть своих граждан. Но полностью замыкаться в себе и вариться в собственном соку все равно ни нам, ни какой бы то ни было другой стране невыгодно.

И в разумных дозах разделение труда, несомненно, полезно. Но то, что к тому моменту, когда эта самая разумная доза будет определена, многие наши потенциальные партнеры слишком ослабнут и не смогут участвовать даже в этой разумной дозе – это, конечно, для нас неприятно.

Вопрос: Вокруг политики санкций в США копья ломаются уже не первый раз, там начинают вносить на рассмотрение палаты представителей вопросы об импичменте Трампа – как Вы считаете, дойдет ли до этого?

Анатолий Вассерман: Полагаю, что до импичмента Трампа все-таки дело не дойдет, потому что, во-первых, в американской политике было несколько попыток импичмента, но ни одна из них не увенчалась успехом. Во-вторых, что самое главное, если импичмент пройдет – это резко подорвет позиции республиканской партии опять же на ближайших выборах, а это ей, естественно, невыгодно. Поэтому когда дело дойдет до голосования, республиканцы, за исключением нескольких явных «отморозков» вроде Маккейна, которому терять уже все равно нечего, проголосуют против импичмента. Поэтому я полагаю, что импичмента не будет.

Вопрос: А что касается законопроекта о санкциях – допустят ли чиновники, чтобы он мешал внешней политике, но все равно был введен?

Анатолий Вассерман: Напомню, что первую его версию, хотя верхняя палата парламента приняла, но нижняя палата отвергла. И отвергла в частности потому, что таким образом нарушались права не только исполнительной власти, но и части законодателей. Во всяком случае, законодатели тоже сочли, что этот законопроект им мешает. И полагаю, что вторая версия тоже, скорее всего, вовсе не пройдет в парламенте, либо пройдет таким незначительным большинством голосов, что Трамп, как и обещал ранее, наложит на нее вето, и для преодоления этого вето голосов уже не хватит. Так что, вероятнее всего, этот законопроект так и не станет законом.

Вопрос: То есть они топчутся на одном месте с этими санкциями?

Анатолий Вассерман: Ну, в общем да, такое там часто бывает. Это жесткое противостояние ветвей власти.

Вообще, надо сказать, что отцы основатели Соединенных Государств Америки прекрасно знали себе цену и понимали, что любой из них, обретя всю полноту власти, первым делом «съест» всех остальных. Поэтому они совместными усилиями разработали такое государственное устройство, чтобы не дать никому из них подмять под себя всю власть. Это достигнуто ценой резкого снижения эффективности государственного механизма в целом, но зато обеспечило его безопасность.

И то, что мы время от времени наблюдаем такие затяжные противостояния и между партиями, и между палатами парламента, и между разными ветвями власти – это проявление того, что как раз те люди были государственными деятелями.

популярный интернет



comments powered by HyperComments

Еще по теме

Популярное Видео




Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели