Председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин предложил перенять опыт Китая в вопросе интернет-цензуры. В КНР действует запрет на работу СМИ, частично или полностью принадлежащим иностранным резидентам. Также серверы разрешённых СМИ должны находиться внутри страны. Своим экспертным мнением об этом с Накануне.RU поделился политический консультант Анатолий Вассерман.

Анатолий ВассерманКак раз китайский опыт доказывает нецелесообразность интернет-цензуры. Во-первых, как ни крути, а способов обхода любой цензуры в интернете, на самом деле, очень много. Более того, интернет изначально проектировался как система устойчивой связи даже в условиях ядерной войны, и программы, обеспечивающие связь в интернете, спроектированы так, что они любую попытку цензуры воспринимают просто как дополнительное препятствие на пути информации и автоматически ищут способы обхода этого препятствия. А если добавить ещё и программы, специально разработанные для такого обхода, то становится достаточно ясно, что любая интернет-цензура срабатывает как инструмент отбора в том плане, что информация оказывается недоступна тем, кто сравнительно мало знает; зато те, кто в интернете неплохо разбираются, во-первых, находят способы обойти барьеры, во-вторых, чувствуют себя ещё более умными, продвинутыми — это создаёт дополнительный стимул к поиску путей обхода цензуры.

В конечном счёте получается, что обходом цензуры в интернете начинают интересоваться даже те, кто не особо интересовался этой темой, а тут появляется способ доказать самому себе свою крутизну. Поэтому даже в чисто психологическом плане интернет-цензура опасна. Кроме того, нельзя забывать эффект запретного плода. Ведь если вы что-то запрещаете без объяснения причин, то появляется сильнейшее желание обойти этот запрет.

Поэтому мне представляется оптимальным вариантом не бороться с распространением информации, а своевременно предоставлять опровержения того, что распространяют идеологические конкуренты.

Конечно, тут есть свои сложности: опровержение как правило занимает больший размер, чем исходная ложь, и если вы опровергаете один абзац лжи, зачастую приходится написать целую страницу опровержения. Это очень серьёзная проблема любой контрпропаганды, но с ней уже научились справляться. Если вы один раз докажете, что тот или иной источник сознательно врёт, а не заблуждается — а это тоже поддаётся доказыванию — то в дальнейшем можно просто указывать на факт, что данный источник уже себя скомпрометировал. Поэтому, на мой взгляд, именно опыт Китая доказывает, что надо не запрещать, а объяснять. Инициативу нужно брать в свои руки, а не отдавать её на откуп. Победа — у чужих ворот.
У Бастрыкина нет опыта ведения агитационных войн, задачи Следственного комитета — тоже борьба с ложью, но совершенно иными способами и в иных условиях.

Конечно, угрозы нашей информационной безопасности существуют постоянно, причём с каждым годом они заметнее. И Бастрыкин, естественным образом, обеспокоен судьбой страны. Поэтому я рад, что он обращает внимание на проблему, но решать её, на мой взгляд, лучше не тем способом, который он предлагает.

Естественно, «пятая колонна» у нас есть, да и практически в любой стране есть такие люди. Но в здоровой стране с «пятой колонной» граждане борются сами, потому что хорошо представляют себе, что деятельность этой «колонны» опасна в первую очередь для самих граждан страны. Я полагаю, что с «пятой колонной» нельзя бороться, как с уголовным явлением — перевоспитание оказывается полезнее давления. Судя по тому, что сейчас творится в российском интернете, народ постепенно вырабатывает иммунитет к этой проблеме, по крайней мере, активность антиагитационной публики на доступных мне форумах становится больше активности либеральной пропаганды на тех же форумах. Так что думаю, что опасность «пятой колонны» для нашего общества сейчас мала, думаю, мы в состоянии самостоятельно бороться с нею, и наше общество в целом здоровое.

comments powered by HyperComments

Еще по теме

Новые комментарии
Популярное Видео




Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели