Во вступительном слове патриарха на XXI Всемирном русском народном соборе (куда я был приглашен в качестве гостя) меня удивило то, что едва ли не каждая произнесенная им фраза касалась темы каких-то моих собственных публикаций. Причем его позиция, как правило, совпадает с моей.

Анатолий ВассерманКонечно, это вовсе не потому, что я такой умный, и уж подавно не из-за того, что кто-то из сотрудников аппарата патриарха изучает мои труды. Просто главные задачи, стоящие перед нашей страной, народом, да и всем миром, столь очевидны, что не заметить их не могу даже я — а разумных решений у них, увы, немного.

Остановлюсь, в частности, на трансгуманизме — обещании техническими средствами усовершенствовать людей до уровня, нынче почти невообразимого.

Патриарх указал, что было бы чудовищно несправедливо предоставить такую возможность только тем, кто способен за нее заплатить несусветные деньги.

Я же считаю необходимым отметить другую опасность. Даже если предположить, что новые возможности сделают кого-то ближе к Богу — ибо даже творя нас по образу и подобию своему, он не сделал людей сразу точными своими копиями, а даровал им способность самосовершенствования ради приближения к нему, — мы должны осознать: если дополнить тела и умы лишь небольшой части человечества, то она очень скоро озвереет.

Ведь развитие каждого из нас опирается на колоссальные культурные накопления всего человечества. И огромная их доля напрямую связана с нашими собственными ограниченными возможностями. Человек, чьи способности превзошли эти ограничения, может просто не понять нашу культуру в целом. Бессмертному чужда старинная мудрость «Если бы молодость знала, если бы старость могла». Перешедший на подпитку жизненно важными веществами из таблеток и энергией из розеток утратит осознание не только мук голода и удовольствий гурмана, но и всего связанного с хлебом насущным.

Уже сейчас мы видим, как львиная доля пытающихся оторвать любовь от продолжения рода утрачивает саму способность любить — что же сказать о тех, кому наука сулит размножение клонированием? Если все эти открывающиеся возможности окажутся в распоряжении всего человечества сразу, то, скорее всего, ему вскоре удастся создать новые богатства культуры — может быть, не хуже нынешних. Смогли же скульпторы Нового времени сравниться с античностью и, по мнению многих, даже превзойти ее.

Но что если усовершенствование постигнет лишь немногих богатых мира сего? Их окажется просто недостаточно для формирования новой, достаточно сильной и цельной, культуры. А что происходит с теми, кто ушел от прошлого и не обрел будущего, мы видели и в первые пару десятилетий после двух революций вековой давности, и совсем недавно — не зря девяностые прозваны лихими. Мечтающие хирургически отрезаться от серой массы могут не задумываться о благе тех, за чей счет надеются обрести скромное подобие всемогущества — но пусть вспомнят хотя бы о судьбах себе подобных.

Эмигрировавшие активисты Февраля десятилетиями фонтанировали грязью друг на друга. Октябрьские победители уже через несколько лет перегрызлись, а к двадцатилетию своей победы развязали такую драку между собою, что заодно убили несколько сот тысяч мирных сограждан. Ярые сторонники перестройки и рыночных реформ заказывали друг друга наемным убийцам.

Неужели активисты трансгуманизма надеются, оторвавшись от всего человеческого, не накинуться друг на друга? Человечество может совершенствоваться только как единое целое. А кто сломя голову мчится вперед, рискует и впрямь сломать голову и оказаться далеко сзади.

В рамках европейской цивилизации сформированы критерии сравнения цивилизаций вообще. По этим параметрам (в силу множества исторических причин) русская цивилизация намного опередила европейскую.

Но главная причина нашего успеха в том, что в контексте русской цивилизации вовсе бессмысленно провозглашать себя самыми успешными и убегать в отрыв от всего человечества.

При этом отставать от него мы также не должны. Хотя бы потому, что сейчас — на новом витке развития страны и мира — вновь возникают задачи, сходные с теми, что поставила модернизация век тому назад.

Например, лет через десять в мире накопится вычислительная мощность, делающая централизованное управление всем производством выгоднее децентрализованного, как уже случилось — по другим причинам — в начале прошлого века. Если мы не проведем заблаговременно все научные исследования, необходимые для правильного использования открывающихся возможностей, то рискуем вновь овладевать ими столь же стихийно и,  значит, так же разрушительно.

популярный интернет



comments powered by HyperComments

Еще по теме

Популярное Видео




Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели