Во-первых, Турция до сих пор помнит, что когда-то Крым был частью империи. Правда формально самостоятельной там была своя правящая династия. На разных диалектах тюркского языка эту династию называют Герай или Гирей. Но фактически эти самые Гераи или Гереи были всего лишь вассалами Турецкой империи. Анатолий ВассерманТо есть, сохраняя элементы независимости в сравнительно маловажных делах, во всем серьезном полностью подчинялись Турции. Кстати, и в этническом смысле те, кого сейчас принято называть крымскими татарами, гораздо ближе к туркам, чем к волжским татарам. Название «крымские татары» связано с тем, что долгое время в Российской империи называли татарами всех тюрков, независимо от тонкостей. Даже азербайджанцов называли долгое время кавказскими татарами.

Так вот первый фактор – это эта историческая память, причем для Турции это фактор очень важный. Собственно, Эрдоган неоднократно высказывался в духе пантюркизма, то есть идеи объединения всех тюркских народов. Правда, с другими пантюркистами у него серьезные разногласия. Поскольку он все-таки не только пантюркист, но еще и исламист, хотя сравнительно умеренный; он, естественно, хочет не просто объединения всех тюрков, а объединениях их под знаменем ислама. Но в любом случае у Эрдогана, несомненно, очень много исторической памяти, заставляющей его, в частности, очень сильно сожалеть о том, что Крым вошел в 1783 году в состав России.

Еще и года не прошло с тех пор, как Россия в конечном счете заставила Эрдогана извиниться за преступление военных, совершенное, по-видимому, с его ведома, даже если не по его приказанию. И, естественно, его не радует как, собственно, и никакого другого турка, то, что Россия может так надавить на Турцию. И он стремиться найти возможность баланса сил. То есть ответного давления на Россию, пусть и умеренного, не вызывающего у России стремления наказать его. Но, по крайней мере, понятно, что ему для устойчивости его собственной политики нужны дополнительные точки опоры. Так что все, на мой взгляд, совершенно естественно. Эрдоган ведет себя в полном соответствии со своей предшествующей политикой.

И насколько я могу судить, Российская Федерация действует сейчас так, чтобы Турция, с одной стороны, не имела технической возможности сильно надавить на нас, а, с другой, была совершенно не заинтересована в том, чтобы это давление оказывать. То есть мы предлагаем им множество взаимовыгодных проектов, но параллельно ведем работу по формированию иных проектов, иных каналов деятельности, чтоб Турция не имела возможности оказаться незаменимой для нас.

Простейший тому пример, что у нас сейчас параллельно восстанавливается возможность ездить на турецкие курорты и усиленно развиваются курорты Крыма и Кавказа. Они, конечно, по климатическим причинам не могут заменить полностью Турцию, поскольку там купальный сезон продолжается дольше, но, тем не менее, на протяжении значительной части года мы уже можем не летать в Анталию, а оставаться в Сочи или в Ялте.

Вот точно также и на многих других направлениях: мы продолжаем предлагать Турции выгодные для нее вещи, но в таком формате, что нам есть чем ее заменить. И, полагаю, это самый рациональный вариант. Понятно, что у Турции всегда будут свои интересы, не во всем совпадающие с нашими. Но также понятно, что мы можем частично эти интересы защищать.

Популярное в интернете

comments powered by HyperComments

Еще по теме

Популярное Видео




Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели