Греческий министр юстиции Ставрос Контонис отказался ехать в Таллин на конференцию «Наследие преступлений коммунистических режимов в Европе XXI века».

Анатолий ВассерманПо его словам, название и суть конференции несут в себе риск повторения холодной войны, противоречат европейским базовым ценностям — и вообще, «коммунизм и нацизм уравнивать нельзя ни в коем случае».

Правящая партия СИРИЗА министра поддержала, однако местные правые и либеральные оппозиционеры обвинили его в том, что как раз решение Контониса «противоречит европейским принципам».

Встает естественный вопрос: что же это за европейские базовые ценности и принципы, если их столь по-разному понимают европейцы?

Насколько я могу судить, сейчас европейскими ценностями провозглашено то, от чего любой вменяемый европеец еще пару десятилетий назад пришел бы в ужас и однозначно заявил бы, что это могут счесть ценностями только люди, стремящиеся уничтожить всю Европу.

Увы, на деле история Европы нашпигована именно такими «ценностями».

Для меня, например, очень показательно то, что именно Греция в лице своего министра отказалась участвовать в шабаше недобитых фашистов разных мастей. Дело в том, что Греция испытала издевательства не только немецких фашистов, но и британских (правда, тогда они называли себя еще антифашистами). Но в гражданской войне, разгоревшейся в Греции параллельно с борьбой против фашистских интервентов (кстати, не только немецких нацистов, но и собственно итальянских изобретателей термина «фашизм»), англичане открыто поддержали военной силой именно тех, кто в ходе Второй мировой были союзниками немецких нацистов.

Именно этих людей Британская армия поддерживала всеми доступными средствами, включая бомбежки напалмом мирных городов. Напалм был изобретен как раз в ходе Второй мировой войны, и британцы массированно употребили его как раз против тех, кто в войну боролся с фашистскими захватчиками.

Лично я полагаю, что после таких подвигов считать британцев «не фашистами» довольно сложно. В Греции до сих пор многие помнят те события — и прекрасно понимают, что на фоне такого все преступления, которые Запад приписывает коммунистам, «не смотрятся».

В целом же примерно половина встреченных мною упоминаний о преступлениях коммунизма сводится к формуле из французского детского стихотворения: «Это животное очень опасно: когда на него нападают, оно защищается» (Cet animal est très méchant / Quand on l’attaque, il se défend). Что касается оставшихся преступлений — они относятся к категории «эксцессов исполнителей», то есть это не встроенная в социализм неизбежная проблема, а неисправность, возникшая по ходу работы и впоследствии устраненная самими же коммунистами. Хрестоматийный пример тут — так называемый Большой террор в СССР в конце 30-х, когда в течение 17 месяцев практически каждый донос считался истиной и ему давали ход. Как показали недавние исследования, это было неожиданным для всех осложнением на почве борьбы нескольких политических группировок в партийном аппарате, причем в основном в среднем звене, то есть на уровне районов и областей. Никто из участников интриг, в итоге сложившихся в Большой террор, не предвидел и изначально не планировал такого результата. И как только разобрались, что машина репрессий сошла с ума и молотит не глядя, ее немедленно остановили и очень строго наказали большую часть ответственных.

Говорить о преступлениях коммунизма всерьез могут только люди, сделавшие антикоммунизм своей кормушкой и надеющиеся, что эта кормушка профункционирует подольше.

Точно так же, как есть «профессиональные украинцы», стремящиеся извлекать до бесконечности прибыль из отделения Украины от остальной России, есть и профессиональные антикоммунисты, извлекающие или надеющиеся извлечь прибыль из рассказов о зловредной сущности общества, изначально нацеленного на всеобщее благо. По мнению этих людей, всеобщее благо есть благо, не допущенное в их частные карманы. Не вижу смысла всерьез разбирать все эти легенды о свирепых коммунистах именно потому, что коммерческая сущность этих мифов слишком уж очевидна. И пример Греции отлично показывает, в чем эта сущность заключена.

А именно: под предлогом борьбы с коммунистической угрозой англичане не просто залили Грецию кровью и напалмом, но еще и продвинули в тамошнюю власть (естественно, сделав ее марионеточной) людей, не препятствующих англичанам в длительном и старательном ограблении Греции.

Под предлогом борьбы с коммунизмом продвигали и тот же фашизм — в Италии, Германии и многих других странах (к началу Второй мировой войны ровно половиной европейских государств управляли фашистские режимы, а вторая половина не видела в этом ничего плохого). Сейчас под видом борьбы с русскими, которые в душе своей, мол, остались коммунистами, пропагандируют уничтожение и разграбление Большой России, для начала на рубеже 90-х раздробив ее на два десятка кусков, а потом начав эти куски понемногу съедать. Скажем, в Молдавии и прибалтийских республиках под предлогом борьбы с «коммунизмом» уничтожили почти все хозяйство.

И я не сомневаюсь, что организаторы конференции в Таллине найдут еще множество оправданий для своего желания получить какую-то долю малую от разграбления своих стран под предлогом все того же антикоммунизма.

У коммунизма, разумеется, есть не одни достоинства (ничто на свете не состоит из одних достоинств). Многие его недостатки были выявлены лишь после многих потерь. Более того: при нынешнем уровне сложности общества та система управления, которая ведет к коммунизму, технически неосуществима, и нужные для ее осуществления технические средства накопятся в мире примерно через десятилетие.

Поэтому я вовсе не идеализирую коммунизм и не считаю, что в ночь с сегодня на завтра мы должны его создать. Но борьбой с ним неизменно прикрываются такие деятели, на фоне которых даже самые дикие персонажи «коммунистической» эпохи Ягода и Хрущев выглядят абсолютно честными бессребрениками.

популярный интернет



comments powered by HyperComments

Еще по теме

Новые комментарии
Популярное Видео




Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели