Вступил в силу закон Украины о государственном языке. Отныне во всех публичных делах — от обращения гражданина к чиновнику до выступления президента — можно пользоваться только поделкой, склёпанной за последние полтора века из южнорусских диалектов, щедро разбавленных прошедшими через польский язык латинскими да немецкими корнями.

Анатолий Вассерман

Врачей и учителей предупредили печатной памяткой: даже за ответ по телефону не на «ридной мове» схлопочешь штраф. Интересно, а как на украинском звучит «алло»?
 
Закон установил штрафы от пяти до семидесяти необлагаемых налогом минимумов дохода. Всего за пару недель у частного лица можно изъять среднеукраинскую месячную зарплату, а у официального лица — годовую.
 
Открытым текстом напоминаю: ещё в две тысячи восьмом году легендарная социологическая служба «Гэллап» с удивлением обнаружила, что пять из шести граждан Украины в повседневной жизни пользуются обычным русским языком, а не местными вариациями на его тему. То есть по сути — русские.

Эту суть и пытаются уничтожить те, кто хочет отделить Украину от остальной России. От вожака рок-группы «Океан Эльзы» Святослава Ивановича Вакарчука, в предвыборном раже предложившего сажать на пятнадцать лет за переговоры с Российской Федерацией, до наших хронических геостратегических конкурентов.
 
По инициативе Российской Федерации Совет безопасности ООН обсудил закон Украины о государственном языке. Многие выступавшие, включая помощника генерального секретаря ООН и сотрудника представительства Британии, признали, что права национальных меньшинств нарушены. Но никакого решения не принято и даже не поставлено на голосование.
 
Открытым текстом сообщаю: принудительное уничтожение особенностей народа — этноцид — карается так же сурово, как истребление самого народа — геноцид. Но тут этноцид есть, а наказания за него нет.

Не в интересах Британии с Соединёнными Государствами Америки защищать русских. Поэтому, когда Киев сочинит новые дискриминационныы законы, их так же не заметят те, кто называет себя «главными мировыми защитниками прав человека».

Но ведь кто-то должен защитить угнетаемых уже даже не за сами мысли, а за то, на каком языке они рождаются. Кто, если не мы?

Еще по теме

Поддержите нас
Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews