Анатолий Чубайс вдруг рассказал, что же его так ужаснуло на Всемирном экономическом форуме в Давосе (ВЭФ) в начале 2017 г. – по его словам, это не связано с бизнесом, это связано с рядом процессов, которые привели к разрушению основ мировой политики:

«Это другой мир, другая конструкция мира, понимание этого и создало в Давосе те настроения, о которых я говорил».

Складывается впечатление, что в политике, особенно в международной, либералов что-то сильно пугает, так как идет не по плану. Что же так ужасает либералов? Об этом в беседе с Накануне.RU рассказал публицист, политический консультант Анатолий Вассерман.

Вопрос: Анатолий Чубайс рассказал, что его так «ужаснуло» в Давосе – по его словам, это некие политические процессы, которые меняют конструкцию мира. Что же это могут быть за процессы, которые так ужаснули Чубайса и либералов в целом?

Анатолий ВассерманАнатолий Вассерман: Полагаю, главное, что напугало Чубайса и прочих либероидов (я не могу называть их либералами, поскольку изначально либерализм – это совершенно иная концепция, и то, что исповедует Чубайс, прямо противоречит этой концепции) – это осознание того, что сейчас исчерпывается все, на что они рассчитывали. Исчерпываются возможности глобального разделения труда, исчерпываются возможности рынка, избавленного от государственного контроля и влияния, исчерпываются возможности массированного обмана как инструмента политики. Уже столько накопилось очевидных доказательств обмана единоверцев того же Чубайса, что сейчас даже если они говорят, что дважды два – четыре, люди не ленятся перепроверять.

Словом, исчерпывается все, на что Чубайс и его подельники опирались вот уже четверть века. Понятно, что он в панике. В панике не столько от того, что в данный момент ничего не может, а от того, что с каждым днем может все меньше.

Вопрос: А ведь ВЭФ был международным мероприятием, проходил накануне инаугурации Дональда Трампа – возможно, это тоже сыграло свою роль?

Анатолий Вассерман: Да, выборы Трампа сыграли свою роль, но в большей степени, пожалуй, даже не сам факт его победы на выборах, а то, что ему дали возможность стать президентом. На самом деле в Соединенных Государствах Америки (СГА) есть множество возможностей не допустить до этой должности неугодного человека: от элементарной подтасовки результатов голосования до своевременного снайперского выстрела. В конце концов, в СГА погибло на своем посту или умерло при неясных обстоятельствах чуть ли не столько же глав государства, сколько во всем остальном мире.

И то, что при этом Трамп занял Овальный кабинет в Белом доме, – это, на мой взгляд, показывает, что в самих Соединенных Государствах достаточно много народу понимает неизбежность тех изменений, к которым призвал Трамп в своей предвыборной программе. Соответственно, эти люди обеспечили ему безопасность по дороге в Белый дом.

И это, по-моему, пугает Чубайса больше всего – что те люди, которых он считал всемогущими, сами согласились на меры, для него невообразимые. И понятно, что не один Чубайс так думает — были в том же Давосе и другие люди, понимающие и оценивающие обстановку примерно так же. Потому все эти люди в панике.

Вопрос: Если у «либероидов» во внешней политике такие «ужасы», то что происходит во внутренней политике? Там все в порядке?

Анатолий Вассерман: Чем дальше – тем сложнее делить современную политику на внешнюю и внутреннюю. В глобальном мире все переплетено, и в Давосе собирались как раз те, кто сделал ставку именно на глобализацию, причем глобализацию унификаторскую — то есть подведение всего мира под единый стандарт, который они считают удобным для себя.

Я еще на рубеже тысячелетия публиковал статью, где говорил, что глобализация – это разнообразие, и имеет смысл только в том случае, если обеспечит доступ каждого потребителя ко всему разнообразию возможностей производителей и доступ каждого производителя ко всему многообразию желаний потребителей. До сих пор глобализация шла по сценарию, прямо противоположному – она сводилась к подгонке всего мира под единый стандарт. И это, очевидно, действует на мир в высшей степени разрушительно.

Сейчас же постепенно формируется стремление к глобализации разнообразия. Скажем, те, кого сейчас принято называть антиглобалистами, по сути, тоже глобалисты – это глобальное движение, существующее по всему миру, и выдвигающее по всему миру единые требования. Просто главное из этих требований – отказ от унификации под лозунгом глобализации. Поэтому для Давоса, где глобализацию понимают только как унификацию, все эти глобальные движения к разнообразию, естественно, страшны.

Вопрос: Может ли эта паника, на Ваш взгляд, спровоцировать какую-то реакцию либералов, которая скажется на простых гражданах? Чего ожидать?

Анатолий Вассерман: В общем-то, они уже пытаются действовать в духе собственной паники и уже пытаются пресечь этот нежелательный для них формат глобализации. Они, естественно, массированно врут, пытаясь представить своих оппонентов как противников прогресса в целом, как противников демократии — поскольку для них демократия работает только тогда, когда приводит к власти их же самих.

Так что нас ждет еще много проблем. Я не берусь все их перечислять, потому что есть такое военное правило – попробуйте вообразить себе худшее, что с вами могло бы случиться, а потом примите во внимание, что враг изобретательнее вас и придумает что-нибудь похуже. Так вот, к сожалению, так действительно весьма часто бывает. Но главное, что надо иметь в виду и что меня изрядно успокаивает, — что это все арьергардные бои. Что тупиковость сложившейся экономической стратегии уже понятна достаточно многим, и, соответственно, у наших оппонентов нет выигрышной стратегии, есть только шансы какое-то время задерживать нас в ходе их отступления.

Вопрос: А заявление Грефа о том, что Россия «вышла из жесткого кризиса» – это та самая попытка задержать нас в ходе их отступления?

Анатолий Вассерман: Да, я, к сожалению, не исключаю того, что Греф рассказывает об улучшении в расчете на то, что мы не будем действовать достаточно активно, и, мол, раз все и так срабатывает, то и незачем особо трепыхаться.

Но все-таки некоторые признаки улучшения действительно есть, и чрезмерная паника в духе «шеф, все пропало, гипс снимают, клиент уезжает» – это тоже далеко не лучшее, что мы можем делать. Нужно понимать, что активные меры для выхода из кризиса необходимы — одного ожидания, будто все само собой получится, естественно, недостаточно. Но нужно также понимать, что дергаться на все четыре стороны по принципу «если не знаешь, что делать – делай что-нибудь» тоже неполезно. И все рецепты, которые нам предлагают со всех сторон, должны серьезно анализироваться.

Например, я видел в последней редакции доклада Сергея Глазьева помимо здравых мер, разработанных под руководством самого Глазьева, множество, опять же, панических требований в духе массированного кредитования банков. Хотя наши банки уже показали, что деньги, вложенные в них, доходят до реальной экономики с большим трудом. Есть и много других интересных рецептов, выдающих частные меры за общие – например, так называемая национализация Центробанка, то есть привязка денежной эмиссии ко всему объему товаров и услуг, производимых в стране, а не только к разнице между экспортом и импортом, выражающейся в валютных запасах страны. Эта самая национализация Центробанка – мера, в общем-то необходимая, но не достаточная, так как, если мы этого добьемся, но при этом другие части экономического блока Правительства сохранят свою прежнюю политику, то национализацией Банка России мы добьемся только того, что экономический блок придумает новые способы стерилизации денежной массы, то есть недопущения денег в обращение.

Словом, некоторые успехи в нашей экономике действительно есть, и при достаточно грамотной экономической политике мы действительно имеем шансы выйти из кризиса, но это лишь начало движения.

Вопрос: А могут ли политические изменения стать катализатором изменений экономических, которые тоже «ужаснут» либералов, но пойдут, в целом, на пользу?

Анатолий Вассерман: Да, в принципе это возможно. Помнится, товарищ Ульянов, которому весьма регулярно указывали, что по Марксу успешная социалистическая революция может произойти в самых экономически высокоразвитых странах, а Россия в момент революции еще сохраняла множество пережитков феодализма, отвечал на это, что партия, понимающая закономерности исторического развития, может взять власть в стране, действительно еще не созревшей для революции, именно ради того, чтобы воспользоваться своими знаниями для преобразования страны в ту сторону, какая предписывается социалистической теорией. И таким образом сделать страну, еще недавно не подходившую для революции, — подходящей.

Так что, думаю, грамотные политические преобразования могут ускорить и выход нашей страны из кризисных обстоятельств.

популярный интернет





comments powered by HyperComments

Еще по теме

Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели