Председатель Комиссии Совета Федерации по информационной политике и взаимодействию со СМИ Алексей Пушков считает, что Москва должна дать понять странам Балтии, что Россия готова реагировать на разного рода посягательства на ее СМИ и ее интересы в целом

Постскриптум с Алексеем Пушковым

На прошлой неделе латвийский Национальный совет по электронным СМИ (NEPLP) запретил ретрансляцию семи каналов RT и призвал страны Евросоюза поступить так же. В число запрещенных телеканалов вошли RT, RT HD, RT Arabic, RT Spanish, RT Documentary HD, RT Documentary и RT TV.

В среду, 8 июля, Литовская комиссия по радио и телевидению (LRTK) решила откликнуться на призыв соседей и приостановить в стране свободную ретрансляцию или распространение через интернет телепрограмм RT, RT HD, RT Spanish, RT Documentary HD и RT Documentary.

К акции по «защите испано- и арабоязычного населения от RT» присоединилась также Эстония. Глава МИД республики Урмас Рейнсалу заявил, что правительство взвешивает возможность по примеру Латвии запретить трансляцию в стране телеканалов RT. Стоит отметить, что ранее в Эстонии была запрещена работа агентства Sputnik.

Балтийские республики аргументировали свое решение тем, что телеканалы RT якобы принадлежат Дмитрию Киселеву, находящемуся под санкциями Евросоюза. При этом Киселев является должностным лицом МИА «Россия сегодня» и не имеет отношения к RT. То есть организации представляют собой два разных юридических лица.

Временная комиссия Совета Федерации по информационной политике и взаимодействию со СМИ под председательством Алексея Пушкова призвала Министерство иностранных дел РФ и другие органы исполнительной власти страны в рамках своей компетенции изучить возможности введения ответных политических и других мер в отношении властей Литвы, Латвии и Эстонии, грубо нарушающих принципы свободы слова и распространения информации, а также свои обязательства перед международными организациями.

— Алексей Константинович, можно ли произошедшее назвать скоординированной кампанией против российских СМИ?

— Я считаю, что запрет на работу RT в Латвии и Литве идет в том же русле, что и фактическое закрытие властями Эстонии в январе этого года деятельности агентства Sputnik на территории Эстонии. Аргументация та же самая: якобы Эстония, Латвия и Литва действуют в соответствии с санкциями Евросоюза, принятыми против Дмитрия Киселева — гендиректора МИА «Россия сегодня».

Однако ссылки на санкции ЕС против Киселева — чистый подлог. Киселев не владеет телеканалом RT и не возглавляет его в каком-либо качестве. И в данном случае, когда власти Литвы и Латвии ссылаются на то, что это просто продолжение санкций против Дмитрия Киселева, то это абсолютно ложная связка. То есть мы имеем дело с целенаправленным искажением самой сути событий.

— Почему это происходит?

— Делается это потому, что никаких оснований для закрытия RT у литовских и латвийских властей не было. Это политический заказ. Они, кстати, сами признали, что RT не нарушал никаких правил, законов и предписаний. Отсюда эта надуманная связка с санкциями против Дмитрия Киселева.

Не менее важно и то, что санкции против Киселева, которые были приняты Евросоюзом, как и другие персональные санкции, не предусматривают их распространения на средства массовой информации. Этого нет в решениях Евросоюза. Это санкции персонального характера, которые на СМИ, в которых человек работает или которые он возглавляет, не распространяются. Поэтому здесь налицо еще один подлог со стороны властей этих трех стран.

И когда мы это видим, мы понимаем, что это целенаправленная кампания по внедрению политической цензуры в отношении российских средств массовой информации, построенная на основе ложных аргументов. Так что — да, это, безусловно, кампания, единая, скоординированная. Нельзя исключить, что по этому пути могут пойти и какие-то другие страны Евросоюза, тем более что Брюссель молчит.

Есть еще один важный момент. В этих столицах говорят о том, что RT якобы распространяет информационный контент, выгодный Кремлю. Но дело в том, что эти три страны подписались под европейскими конвенциями и международными обязательствами, которые приписывают им помогать распространению информации, а не давать ей вот такого рода оценки. Это есть и в европейской Конвенции о защите прав и основных свобод, на базе которой действует Совет Европы, и в Хельсинском акте, который является основополагающим документом ОБСЕ. Там говорится о том, что страны-участницы обязуются оказывать содействие распространению информации из других государств-участников ОБСЕ. Кстати, на территории России действуют такие средства массовой информации, как BBC, «Голос Америки», «Радио Свобода», Deutsche Welle, которые выражают позиции и несут информационный контент, очень близкий и выгодный правительствам Великобритании, Соединенных Штатов и Германии. Тем не менее, в России до сих пор не рассматривали это как повод для запрета деятельности этих СМИ на территории РФ.

Здесь же мы видим желание властей прибалтийских государств убрать из своего информационного пространства те СМИ, которые выражают точку зрения, с которой они не согласны. Так что все объяснения Вильнюса, Риги и Таллина несостоятельны, у них нет правовой основы. Это попытка за уши притянуть какие-то политические аргументы, не имеющие никакого отношения к международным обязательствам, которые приняли на себя три этих государства и которые они обязаны выполнять.

— Вы писали в Twitter, что направили письмо с просьбой дать оценку произошедшему представителю ОБСЕ по свободе СМИ Арлему Дезиру. Как он может повлиять на ситуацию?

— Я направил два обращения: Арлему Дезиру и комиссару Совета Европы по правам человека Дуне Миятович, которая занимается правами человека и, в том числе, правами журналистов. Вы спрашиваете, как может повлиять на ситуацию представитель ОБСЕ по свободе СМИ? Может повлиять своими заключениями и публичными заявлениями.

Представитель ОБСЕ по свободе СМИ дает оценки отношению тех или иных государств к средствам массовой информации и соблюдению этими государствами прав журналистов. Арлем Дезир, который до настоящего времени был представителем ОБСЕ, неоднократно выступал с заявлениями по этому поводу. В частности, он отметил нарушение прав российских журналистов во время подавления протестов в Соединенных Штатах Америки и выразил по этому поводу тревогу американским властям. Он заявил о том, что та аргументация, которую приводит правительство Эстонии для оправдания закрытия агентства Sputnik, несостоятельна и противоречит документам ОБСЕ и санкционным решениям Евросоюза. Он в свое время откликнулся и на наши настойчивые призывы заняться деятельностью [украинского] террористического сайта «Миротворец», и это сыграло определенную роль и в формировании позиции ряда европейских государств. В частности, правительство Германии официально призвало закрыть этот сайт.

Представитель по свободе СМИ может внести вклад в создание определенной атмосферы вокруг тех или иных решений государств-членов ОБСЕ. Он не может запретить им принимать эти решения, но он может дать им негативную оценку, может призвать страны соблюдать Хельсинский акт и другие документы ОБСЕ, и может подвергнуть критике эти страны за противоправные действия. От него зависит создание определенной, я бы сказал, критической среды по отношению к государствам — нарушителям прав и свобод СМИ. При определенных обстоятельствах это может побудить их более сдержанно вести себя в этой области.

— Получается, что многое зависит от позиции самого представителя по свободе СМИ?

— Да. Надо сказать, что Арлем Дезир старался учитывать позицию Российской Федерации. Это не значит, что он всегда с нами соглашался и делал все, к чему мы его призывали, но в ряде случаев, которые я, в частности, назвал, он себя проявил как человек, который действительно исходил из принципов защиты свободы слова, а не просто из геополитических игр. В каких-то проявлениях русофобии он также не был замечен.

Я как глава Комиссии [Совета Федерации по информационной политике] неоднократно встречался с Дезиром — и в Москве, и в штаб-квартире ОБСЕ в Вене. Кстати, он внес определенный вклад и усилия, направленные на освобождение [бывшего главреда РИА Новости Украина] Кирилла Вышинского. Его точка зрения была доведена до руководства Украины.

— Вы упомянули, что Брюссель молчит, несмотря на то, что страны Балтии дают ложную трактовку решению Евросоюза о санкциях. Как думаете, с чем это связано?

— Я думаю, в Брюсселе избегают критики этих государств потому, что это — члены Евросоюза. И в Брюсселе не хотят идти на конфликт с ними, тем самым фактически подыгрывая их антироссийской политике и произвольной, ложной трактовке решений самого Евросоюза. На мой взгляд, это не способствует авторитету Евросоюза, когда его собственные решения подвергаются такой активной манипуляции, как в случае с закрытием RT в Латвии и Литве.

— Тем временем комиссия под вашим председательством призвала МИД России изучить возможность введения ответных политических мер в отношении властей Латвии и Литвы. В чем они могут проявляться?

— Страны Запада, Соединенные Штаты, Евросоюз широко используют в своей политике такой инструмент, как персональные санкции. Полагаю, мы тоже должны пользоваться этим инструментом, особенно учитывая то, что у нас есть запретительные списки. В них внесены ряд зарубежных политиков — и американских, и европейских, которым запрещено въезжать на территорию России. Это могло бы стать одной из ответных мер на действия властей прибалтийских стран. Думаю, можно принять и другие меры, которые покажут властям Латвии, Литвы и Эстонии, что мы категорически не согласны с их решениями и что эти решения будут иметь определенные последствия.

— Могут ли эти меры заставить их изменить свое решение?

— Дело здесь не в этом. Дело в том, что мы должны продемонстрировать неприятие этих решений: не ограничиться словами осуждения, а принять конкретные меры, которые покажут, что Российская Федерация будет реагировать на такого рода посягательство на ее средства массовой информации или на ее интересы в целом. Такого рода ответные шаги, на мой взгляд, — это инструмент адекватной политической реакции на решения, которые идут вразрез с обязательствами этих стран и которые наносят ущерб интересам России.

Таким образом, смысл этого призыва состоит в том, чтобы действия инициаторов противоправных решений не остались без ответа, чтобы они увидели, что РФ реагирует и будет реагировать на такого рода враждебные акции.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews