Идеологическая ситуация в России накануне выборов становится все более напряженной. Результат выборов не имеет никакого значения. Но сама система начинает дрожать не от надвигающихся рисков, а входя в резонанс от накопленных в самой себе противоречий. В выборах они не отражаются, но а в самой системе и в обществе – еще как. Нынешние выборы не могут претендовать даже на то, что они выпускаю пар. В том-то и дело, что ничего они не выпускают. Пар копится, конструкцию начинает колотить внутренняя дрожь.

Все замечают, что накат на пятую колонну в РФ постепенно только усиливается. Причем, чем больше Запад пытается поддержать запрещенные в России террористические организации либералов, тем меньше с ними считаются внутри. Накат распространяется на транснациональные и особенно американские компании в области информации (процесс признания многих СМИ иностранными агентами). Это ставит под вопрос само существование в России youtube, google (проигравших, кстати, суд Константину Малофееву и Царьграду), twitter, facebook, TikTok и т.д. Только что госкомнадзор объявил о прекращении работы главных vpn, позволявших легко обходить блокировку сайтов.

Этот процесс давления на либералов и западников и их сети приобретает все более масштабный характер.

Показательно, что в сервисе телеграм резко усилились в последнее время разоблачения не только пятой колонны (запрещенный Навальный, прямые иноагенты), но и шестой. Вот это требует особого внимания.

Ранее Путин действовал по схеме, которую можно сравнить с китайской доктриной «Тянся», предопределявшей систему международных отношений традиционного Китая . Это значило, что соседние с Китаем страны – прежде всего Корея и Вьетнам, но также Камбоджа, Лаос, Тайланд, и даже Япония – полностью признавали культурную гегемонию Поднебесной (иероглифическую письменность, нравы, этикет, политическую систему, обряды, каноны литературы, поэзии, живописи, музыки, танца и т.д.), но при этом сохраняли политический суверенитет. Формально они признавали Императора Поднебесной своим правителем, но это был акт политической вежливости. А когда Китай пытался установить над Кореей или Вьетнамом прямую политическую доминацию, корейские и вьетнамские правители жестко восставали против этого, и чаще всего им удавалось отстоять свою свободу от китайской агрессии. Но обезопасив себя от армий Поднебесной, они снова восстанавливали китайскую культурную гегемонию. Как ни в чем не бывало.

Путин также считает Россию частью западного мира и даже мысли не допускает, что Россия может представлять собой отдельную обособленную цивилизацию. Если бы это было не так, стал бы он держать во главе государства в течении всех 20 с лишним лет прозападную либеральную элиту, преобладающую в экономике, образовании, внешней политике, культуре, информационном пространстве? Путин соглашается с западной духовной гегемонией, с глобалистским либеральным «Тянся». Но только до того момента, когда единой мировой метрополии (Вашингтону и его сателлиту Брюсселю) не приходит в голову дополнить свое культурное (экономическое, ценностное, идеологическое господство – одним словом, капитализм) прямым подчинением России. Вот тут Путин произносит стоп-слово. Кто не понимает, что «стоп значит стоп, хватит», тот отправляется к Ходорковскому, Березовскому или Навальному. Поэтому власть сегодня давит пятую колонну и довольно терпимо относится к шестой, то есть к либеральной американской агентуре в правящей верхушке. Если шпионы во власти лояльны лично Путину и признают его политический суверенитет, то «их там нет».

Однако в структуре гегемонии очень трудно провести четкую грань: между теми, кто поддерживает и развивает культуру либерализма, и теми, кто сообщает секретные данные (о вооружении, технологиях, промышленности и т.д.) противнику или организует акции прямого саботажа, жестко дестабилизируя обстановку.

Между пятой и шестой колонной существует непрерывный континуум. И конечно, любой либерал во власти в тайне симпатизирует протестным группам, мечтает о том, чтобы «Крым был бы не нашим» и ждет не дождется конца «путинского режима».  Именно это противоречие между возрастающим давлением на пятую колонну и относительным благополучием и безнаказанностью либеральной агентуры во власти и создает напряжение – особенно перед выборами.

Принцип «Тянся» успешно проработал при Путине в течение более чем 20 лет. Когда нужна поддержка масс – как раз во время выборов – обращаются к  тому, что Россия «суверенная держава». И такой она и является. Но в остальном – она «часть Европы, западного мира». То есть в ней правят законы либеральной гегемонии. И лишь когда гегемония покушается на суверенитет (а именно это и делает пятая колонна, «Эхо Москвы» и протестное движение в целом), тогда на нее обрушивается карающий меч. А так «шпионьте пожалуйста». Atlantic council?  — OK. Welcome.

Но это смертельно надоело всем. Силовики думают: если бороться с агентурой, то со всей. А им сверху – стоп, только в тех рамках, которые мы укажем. В психологии это называется «дабл байнд», когда человеку дается два взаимоисключающих поручения. «Ищи и не найди», «доставь, но потеряй», «сделай все так, чтобы ничего не вышло». Если запрещать (уже запрещенный ФБК) и сажать Навального, то почему носиться с Чубайсом, Грефом, Набиуллиной, РСМД или ВШЭ? Силовики прекрасно видят непрерывность между пятой и шестой колонной, отлично осведомлены, что и  у тех, и у других одни и те же кураторы, общие системы поддержки и коммуникации. И они не понимают: так ловить шпионов или нет? Укреплять суверенитет, или только делать вид, что укрепляем?

В этой неопределенности суть стратегии управления страной Путиным – стратегия «Тянся». Россия принимает капитализм, но сохраняет за собой право контролировать свою территорию самостоятельно. Но капитализм по природе интернационален, раз, и гораздо более развит на Запале, чем у нас, два.

Поэтому Запад сердится: если принимается наша гегемония, то будьте любезны действовать по-нашему во всем. Но тут Путин им говорит: «еще чего…» То есть не только с силовиками внутри России, но и с Западом, с капиталистической метрополией возникает когнитивный диссонанс.

Сколько это еще может продолжаться? Вот Владислав Сурков в одной их своих статей предложил: пусть так будет всегда. Крайне подозрительное и мало реалистичное предложение.

Я думаю, эту осень и еще какое-то время режим российского «Тянся» продержится. Но резонанс в системе, без какой либо модели обратной связи или выброса излишних напряжений, будет непрерывно возрастать (да и сейчас он — вопреки умиротворяющим сказкам Кириенко — достаточно высок).

Эффективно бороться с пятой колонной, тщательно оберегаю шестую, долго не получится. Отсюда и рождаются компании против нее, быстро становясь весьма популярными. Вообще говоря, Чубайс гораздо одиознее в глазах масс (то есть избирателей), чем Навальный, которого просто мало кто знает. Вот кого достаточно посадить, чтобы результаты выборов зашкалили. Но это значило бы, отвергнуть закон либеральной гегемонии, отказаться от «Тянся». Уверен, Путин к этому сейчас не готов. Это оставлено на крайний случай, если вражеские войска подойдут вплотную к Кремлю. А вот до этого, слава Богу, далеко.

А значит, систему будет трясти понемногу. Однако любой механик знает, что без выпуска пара паровой двигатель работать не может, начинается монотонный процесс, ведущий к разрушению всей системы.

В стратегической перспективе: либо Россия, либо либеральная гегемония (капитализм). Но скорее всего, с этой фундаментальной дилеммой придется по-настоящему столкнуться тому, кто придет уже после Путина. А пока «Тянся».

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews