В России складывается очень неприятный когнитивный диссонанс. Путин дает понять, что никакой эпидемии в России нет, что грядут просто каникулы и всё скоро восстановится и вернется к тому, как было прежде.

Александр Дугин

Из его речи и тем более из пояснений всегда свежего (будто только что из ванны с бадузаном) Пескова, которые существенно затемняют картину, складывается впечатление, что можно не волноваться, а принимаемые меры, скорее профилактика, по поводу которой нет оснований волноваться. Ничего не происходит особенно и с экономикой, а кое-какие издержки будут легко покрыты из долго перечислявшихся Путиным мер. То есть Президент говорит, что будут новые выходные, кое-какие небольшие перемены в финансовой отчетности и налогообложении, и все скоро наладится. Оснований для серьезного беспокойства нет. Россия снова впереди. «Коронавирус наш».

Но с этим в полном диссонансе находятся меры Собянина, который комментирует слова Путина в совершено ином — алармистском — ключе. Мол, это не каникулы, а карантин, не способ подзаработать среднему бизнесу, а наоборот, ужесточение мер и закрытие центров досуга, магазинов и общепита. Собянин милостиво разрешает одиноким людям и небольшим семьям передвигаться по паркам, намекая на то, что всех остальных на следующей неделе могут подстерегать проблемы.

Налицо две установки, провоцирующие с точки зрения лингвистической психологии, психическое расстройство (по Г.Бейтсону), как бывает в случае косноязычия родителей. Одна власть говорит: все в порядке, волноваться не о чем. Другая: попробуйте только выйти на улицу числом больше одного или молодой пары. В первом случае, все отлично; во втором — все серьезно.

Вот тут можно увидеть самое главное: в той чрезвычайно ситуации, которая сложилась в условиях эпидемии в мире (крах глобалистской модели политики и экономики), власть будет принадлежать тому, кто справится с вирусом. И доверие вызывает тот, кто относится к проблеме со всей серьезностью и отвечает на вызов адекватными мерами — какими бы суровыми и непопулярными они ни были. Если  опасность серьезная, то и меры должны быть серьезными.

В условиях России обеспокоенность Собянина купируется улыбающимся спокойствием Путина и особенно ванными ремарками Пескова, но если ситуация будет накаляться, а она все же скорее всего будет, то доверие переместится просто к Собянину или к Шойгу с его войсками, а заявление Путина о том, что «все лучше некуда», будут вызывать отторжение и недоумение.

В любом случае поведение российских властей выглядит странно: то ли это распределение ролей (тогда это глупо), то ли это отсутствие единой линии (опасно).

В России легитимностью  будет обладать тот, кто лучше всего себя покажет в чрезвычайной ситуации. И никто другой, так как история с легализацией конституционных нововведений явно началась невовремя. Ситуация обострилась с глобальной политикой и экономикой, на место открытого общества пришло закрытое, и с этим имеют дело сегодня все старны, народы, режимы и общества. Придется иметь дело и нам.

И вот тут возникает подозрение, что что-то пошло не так. Конечно, отлично что нет Медведева, это было бы совсем чудовищно, но есть же все остальные (или почти все), и вот это внушает серьезное опасение. Путин явно не торопится брать на себе ответственность в условиях Чрезвычайной ситуации, и скорее всего не по политическим причинам (с этим как раз все в порядке), а по экономическим, яростно не желая переходить к мобилизационной экономике и уповая на спасения рынков и возврат цены на нефть. А вот с этим могут быть проблемы. То, как рушатся рынки на Западе, подсказывает, что это упование может оказаться ложным и что мобилизационной модели уже не избежать. Лучше признать это сейчас, так как с каждым днем — если не с эпидемиологической, то с экономической точки зрения— ситуация будет только осложняться. Почему бы еще вчера не сказать прямо, насколько все серьезно, и предупредить, что понадобятся чрезвычайные меры, назвав карантин «карантином», а не двусмысленным и совершенно токсичным для россиян словом «каникулы».

Отлично, если Россию избежит участь остальных стран. Но даже в этом случае мы уже находимся в новом мире и новых условиях. И на них надо давать новые ответы. Российский политический класс совершенно не пригоден к действиям в новых условиях, и его точно надо менять. Это и есть будущее, и оно, похоже, уже настало. Если Путин хочет бытьправителем — а не «продолжать быть» им, ему придется с этим считаться. 

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews