Телеведущий «Рустави-2» Георги Габуния грязно оскорбил президента России. Интересно, а мы задумывались, какую цель он ставил перед собой, делая это, и к чему в целом были направлены все события, последовавшие за нападением на русскую делегацию и несостоявшимся гей-прайдом в Тбилиси? Что это значит в конкретных условиях политического процесса в Грузии? В чем тайминг подобных выходок?

Александр Дугин

На мой взгляд, атлантисты хотели 20 июня провести regime change операцию, направленную против Бидзины Иванишвили.

Предшествующий гей-парад был приурочен к этому моменту, равно как и приглашение российской делегации, которая стала невольно пособником для эскалации.
В последние годы при Иванишвили отношения между Россией и Грузией стали — почти стихийно — улучшаться, что вызвало тревогу глобалистов, американского Deep State и сетевой армии Сороса. Кроме того, в Грузии постепенно поднималось патриотически-национальное движение, направленное не столько против России (хотя и далеко не пророссийское), сколько антилиберальное и традиционалистское. Его основной лейтмотив: Великая Грузия (вместе с Южной Осетией и Абхазией), консервативная, с доминирующей православной идентичностью, ценностями семьи, народа (эри), вне НАТО и с нейтралитетом в отношении России. То есть:

let’s make Georgia great again.

Бидзина и его политический строй не соответствовали таймингу атланистов, и нормализация отношений с Россией (включая тех же туристов, покупка ряда важных активов российскими олигархами — включая завод Боржоми, принадлежащий Фридману, и ряд других факторов) противоречила форсированию вступления в НАТО (хотя бы и без Южной Осетии и Абхазии), чему, кстати, объективно препятствовал подъем собственно грузинского национализма. Провести атлантистов изгнанного Саакашвили напрямую на выборах не удалось, и дни 18-21 июня стали моментом для организации операции по очередному госперевороту в Грузии.

Цель была двоякой:

  • свергнуть Иванишвили и
  • резко обострить отношения с Россией.

Первое не удалось из-за довольно интересной ситуации с гей-парадом, который не допустили именно власти, пойдя на встречу грузинской Церкви и традиционалистам (вооружившимся по случаю дубинками — комбали). При этом на проведении прайда жестко настаивали послы западных стран во главе с послом США. Они даже объявили о том, что пойдут во главе гей-парада — уже после его запрета. Настолько гей-парад был важен как первая фаза гос-переворота. Но все-таки он был сорван.

В безобразной истории с русскими парламентариями силы Иванишвили также проявили относительную твердость, не пойдя на уступки атаковавших их возбужденных толп. Поэтому у власти режим, созданный Иванишвили, остался.

Но вторая цель была достигнута: Москва в негодовании хлопнула дверью. Это объективно ослабляет позиции Иванишвили, политика которого сводится к балансу между Сушей и Морем. Поэтому и свержение, которое не удалось, было лишь отложено. На волне поднявшейся практически на пустом месте русофобии (которая, конечно, основана не на пустом месте, но вот момент для волны и предлог для нее — на пустом) Иванишвили в любом случае будет вынужден либо смещаться в сторону Моря, либо становиться объектом новых и новых атак.

В этой ситуации Георги Габуния и пошел на беспрецедентные по дикости и форме (особенно для изысканно вежливых до выспренности грузин) оскорбления лично Путина и его покойных родителей.

Здесь важно, что такой метод уже был отработан глобалистами в атаках на Путина на Украине, и на Трампа в США. Но в данном случае, скорее всего, жест Габунии имел своей целью довернуть русофобию до предельной стадии. Ярость Москвы должна была, по расчету организаторов этого мерзкого инцидента, обрушиться не на самого диктора и не на оппозиционный телеканал, но на Грузию в целом и прежде всего на ее режим — то есть на Иванишвили, сделав его заложником ситуации и облегчив проведение последующей regime change opertation.

Москва прореагировала именно так, как этого нужно было организаторам всей операции.

Здесь уместно поставить вопрос об эффективности наших спецслужб, которые были довольно эффективны в Турции во время попытки переворота против Эрдогана, в Сирии и на Ближнем Востоке, но явно упустили важнейшую для Россию угрозу в близкой и стратегически приоритетной Грузии. Наверное, определенные выводы последуют.

Можно представить себе достаточно легко, к чему вся эта череда событий, по замыслу атлантистских стратегов, должна привести. План таков:

  • Новый виток конфронтации с Россией ослабляет позиции Иванишвили, наносит удар по экономике и раскачивает грузинское общество психологически.
  • Сторонников Иванишвили свергают, и к власти возвращается Саакашвили.
  • Грузия вступает в НАТО без Осетии и Абхазии, а грузинские либералы обещают все вернуть при помощи НАТО.
  • Глубоководный порт в Анаклии становится местом дислокации военно-морской базы НАТО в Черном море, что чрезвычайно важно для Вашингтона (прежде всего для Deep State) в силу сближения Москвы с Анкарой и отдаления Турции от США.

Такой жест завершит закрепление стратегических позиций США на Кавказе, что необходимо и для дальнейшего давления на Россию и особенно в свете возможной конфронтации с Ираном.
Если все это сложить, то все становится довольно логичным и не столь хаотичным, диким и бессмысленным, как может показаться на первый взгляд. Габуния вообще не сделал ничего от себя — эмоциального или истеричного. Он просто строго выполнил глобалистские инструкции, разработанные, совершенно очевидно, при участии американского Deep State. Это просто геополитика — геополитика смертельных оскорблений.

Еще по теме

Поддержите нас
Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews