В 2014 году, то есть 7 лет назад, Россия допустила громадный просчёт. Путин не использовал уникальный шанс, открывшийся после Майдана, захвата хунтой власти в Киеве и бегства в Россию Януковича. Последовательный в своей геополитике Президент на этот раз не был верен себе. Констатирую это без всякого злорадства, скорее с глубокой болью и сердечной яростью.

Александр Дугин

Упущенный шанс назывался — «Новороссия», «Русская весна», «Русский мир». Его смысл состоял в следующем:

· не признание Киевской хунты, захватившей власть в ходе насильственного и нелегального переворота,

· просьба Януковича выступить за восстановление конституционного строя,

· поддержка восстания на Восточной Украине,

· введение войск по просьбе легитимного Президента (модель Асад),

· установление контроля над половиной территории Украины,

· движение на Киев.

Здесь можно было бы остановиться и подвести баланс прежде, чем двигаться дальше, или объявить о существовании еще одной страны.

Вместо этого Москва удовлетворилась воссоединением с Крымом и вялой помощью Донбассу. Слава Богу, что вообще не сдали.

Отказ ото такого развития ситуации мотивировался «хитрым планом». Спустя 7 лет очевидно – никакого «хитрого плана», увы, не было. Кто выступал за него — подлецы и трусы.

Далее на Донбасс бросается Сурков и начинается Минский процесс. Но дело, конечно, не в Суркове, а в том, что зная, кто такой Сурков и как он действует, его туда бросили. Это был знак: мы останавливаемся и начинаем затяжной и ни к чему не ведущий процесс, ведь всё, к чему прикладывал когда-либо руку Сурков, именно таким и было – не вело никуда.

Именно тогда и ровно за мою позицию по Новороссии Кремль насылает на меня опалу. Которая длится до настоящего времени. Уход из МГУ, стоп-листы на главных каналах, куда до этого момента я приглашался еженедельно. Стена молчания.

В той ситуации – ещё до признания Крыма – я дал очень важный структурный анализ, озвучив его на главных российских каналах, в множестве изданий, в блогах и социальных сетях. Он сводился к следующему:

1. Если признаем Крым, восстанет пятая колонна, т.е. откровенные иностранные агенты, не стесняющиеся того, что работают напрямую на враждебную России силу.

2. Если втянемся в созидание Новороссии – восстанет шестая колонна, то есть либералы во власти, олигархи и та значительная, если не основная – часть российской элиты, которая, будучи формально лояльной патриотическому курсу Президента Путина, органически связана с Западом и безмерно тяготится этим курсом.

3. Если же Новороссия состоится, 5-ая а затем и 6-ая колонна логически будут разгромлены, начнется русский поворот и полноценное имперостроительство с контргегемонистской идеологией. Для меня было ясно, что действовать надо было только так.

Все фазы мониторинга развертывания драматических событий на Украине и их геополитический анализ – последовательно, шаг за шагом – я описал в книге «Украина. Моя война».

Книгу почти запретили.

Крым признали, хотя вначале, казалось, могли и не признать. По этому поводу у меня было жесткое столкновение с Соловьевым в прямом эфире. Это сейчас он ультрас. В тот момент он, как минимум, колебался, если не сказать хуже.

Проект Новороссии был обозначен самим Путиным, но тут же свернут.

Ещё не перестали звучать его слова в эфире о помощи Русскому миру, а политика уже изменилась в противоположном ключе. Стороны остановились на этом и стали договариваться. Без Новороссии. Её не предали, но и не спасли. Отложили.

Это значит, шестая колонна тогда победила. Пятая ещё выходила на митинги под лозунгами «Путин, верни Крым Киеву!», а шестая – явно против своей воли – Крымский консенсус признала. Но с условием, что Путин на этом остановится. Он на этом, к сожалению, на тот момент и остановился.

Вот тут-то и началась безобразная история с «хитрым планом». «Хитрый план» состоял только в том, что сняв эскалацию – и это при полной неготовности хунты вести хоть сколько-нибудь действенную войну, в отличие от того, что мы имеем сейчас! – сохранить любой ценой связи с Западом. За планом явно стоял не Путин, но Путин его принял.

Это не могло ни к чему привести, ни к чему и не привело. Мы потеряли 7 лет, а наши противники их приобрели.

Единственно, что скрасило этот период – четырёхлетие Трампа. Трамп не был убеждённым атлантистом, и старался не идти без нужды на лишнее обострение с Россией. Его замысел состоял в том, чтобы сосредоточиться на внутренних проблемах США и оставить мир в покое. Более того, он бросил вызов мощнейшему глобалистскому лобби, определив его как «болото» (Swamp). Однако мы и этим толком не воспользовались. И снова за это надо благодарить 6-ую колонну. Кроме того, прямые атлантистские агенты, засланные из США под видом «левых», всячески демонизировали Трампа и трампизм.

Санкции против России ввели в полной мере. Так, как если бы мы освободили всю Новороссию. Но лживо обещали снять. Не сняли и не снимут. Наложат другие.

Сирия была удачным и верным геополитическим ходом, но это никак не снимало и не спасало украинский тупик. В Сирии была достигнута тактическая победа. Это прекрасно. Но не так принципиально, как переход к полноценному евразийскому деланию по восстановлению континентальной державы. А его и не произошло. Новороссия и была ключом.

Так как шестая колонна фактически победила, не началось и духовного преображения России. Идеологию отложили, занялись техническим вопросами, контроль над политическими процессами оказался в руках технократов. Смыслы были вынесены за скобки. Началась стагнация, где на первый план выходили примитивные развлечения и стремительно разраставшаяся от скуки и безыдейности коррупция. И возвращённый Крым стал частью того же унылого российского социального пейзажа – без Донбасса Крымская весна также обернулась компромиссом. Лучше, конечно, чем под нацистскими либералами Киева, но далеко не то, что должно было быть.

И вот теперь после брутального прорыва Байдена в Белый Дом, всё снова вернулось к тем позициям, на которых стороны остановились в 2014 году.

Минский формат как был ничем, так и остался.

Исчез из процесса Сурков, подобно сатане в Апокалипсисе – вот он был, и нет его, и снова появляется, и снова исчезает. Но это ни на чём не сказалось.

Только украинская армия за 7 лет смогла подготовиться, вплотную приблизиться к членству в НАТО и вырастить целое поколение русофобов радикального толка.

Всё это время Донбасс прозябал. Да, помощь была, без неё он просто не выжил бы. Но не более того. И дамокловым мечом над ним висел Минский переговорный процесс – угроза, что на каких-то своих условиях Москва вернёт гордые восставшие Республики Киеву – то есть передаст в руки палачей.

Теперь Вашингтон в шаге от того, чтобы дать отмашку для атаки. И у нас нет выбора – отвечать или нет. Снова как 7 лет назад в полной мере сохраняют свое значение те слова, которые я высказал на Первом канале и из-за которых больше там не появлялся:

«Потеряем Донбасс – потеряем Крым, потеряем Крым – потеряем Россию».

Сегодня в 2021 году если Киев начнет карательную операцию, у нас просто не будет никакого иного выхода, как вступить в войну. Но если мы вступим в нее, цель неоконов будет достигнута. Украиной они вполне могут поступиться, как поступились ещё более союзной им Грузией в 2008 году. Но это ударит в средостение российско-европейских отношений, окончательно подорвёт Северный поток, отрежет Россию от Запада и заодно консолидирует НАТО. Не столько по России, какой она должна быть, но по России, какая она есть сейчас – со всеми компромиссами и неопределенностями – это будет серьёзный удар. Так легко для нас это не закончится, поскольку радикализация давления глобалистского Запада подтолкнет прозападные элиты и коррупционные кланы, хранящие активы на Западе, к восстанию в самой России. Шестая колонна не сможет смириться с Новороссией и попробует свалить Президента. На это и делается расчёт.

То есть у «коллективного Байдена» (даже если в индивидуальном плане старик вообще ничего не соображает, это не имеет значения) в целом есть вполне рациональная стратегия. Трамп отложил неизбежное, но передышка закончилась.

Будет ли это началом полноценной войны России и США? Абсолютно точно — нет, что бы кто ни говорил.

Украина не является стратегическим приоритетом для США. То, что от неё останется после нашего наступления, станет членом НАТО, но это также не особенно принципиально, вся Восточная Европа и так в НАТО. Удар же по России будет жесточайший. Особенно потому, что все предыдущие 20 лет – не говоря уже о 90-х – Россия пыталась балансировать между двумя векторами –

· континентально-патриотическим и

· умеренно-западническим.

Ещё 20 лет назад, когда Путин только пришёл к власти, я писал, что такое балансирование будет чрезвычайно трудным и лучше бы сразу выбрать Евразию и многополярность.

Путин отверг – точнее, отложил на неопределенный срок – континентализм или двигался к нему в час по чайной ложке. Я ошибся лишь в том, что предположил, что долго такая половинчатость длиться не сможет. Смогла и длится до сих пор.

Но всему всегда приходит конец.

Я не уверен на 100%, что именно это и происходит сейчас, но определенная – и весьма значительная – вероятность есть. Конец приходит компромиссу между (не последовательным) патриотизмом и (ещё менее последовательным) либерализмом (прежде всего в экономике, культуре, образовании), между которыми – пытаясь сочетать несочетаемое – как канатоходец балансировала российская власть.

И это в каком-то смысле совершено закономерно, если не сказать, хорошо. Лучше поздно, чем никогда. Я не говорю, что нам надо начинать первыми. Это пусть говорят те, кому сегодня всё позволено. Я просто хочу сказать, что если Киев начнет наступление на Донбасс, у нас просто не будет шанса уклониться от неизбежного. А если войны не избежать, её остается только выиграть.

Далее же мы вернёмся к тому же самому, что было подробно описано в книге «Украина. Моя война» – то есть к Новороссии, Русской весне, окончательному освобождению от шестой колонны, полноценному и финальному духовному возрождению России. Это очень трудный путь. Но никакого иного выхода у нас, вероятно, нет.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews